timur_nechaev77: (Default)
timur-nechaev77 ([personal profile] timur_nechaev77) wrote2014-12-10 11:42 pm

Вера - онтология и эпистемология



Пишет alexakarpov: "Предыдущий наброс прошел успешно! Будем считать это непрямым указанием на то, что полемический задор в сообществе жив и здоров =) с горем пополам мне, кажется, удалось убедить некоторых читателей в том, что существуют веруны, которые как минимум пытаются дружить с логикой, и уж во всяком случае любят и уважают её. Меня поправили там, где я нагрешил против терминологии, и назвал рабочие гипотезы и модели физики "аксиомами", смешав "чистую науку" и естествознание. Самое интересное - мы, кажется, согласились (редакция отдельно благодарит пользователя lantios: за наиболее ценный вклад в обсуждение), что серьезное исследование феномена веры -- независимо от конкретной религии и личной позиции исследователя - нуждается в философском подходе со стороны хотя бы двух областей философии:
- онтологии, которая изучает вопросы бытия, вроде: "что такое реальность", "что означают предикаты *быть* и *существовать*", "существует ли число два в реальности, и если нет, то *как* и *где* оно существуют, а если да, то что это говорит о реальности", и так далее. Это обязательно всплывает, когда мы спрашиваем, что именно верующий имеет в виду, когда говорит, что Бог существует, и каким образом, по мнению самого верующего, существует этот Бог - таким же, каким существует планета Земля, или таким, каким существует поэма "Евгений Онегин", или таким, каким существует Дарт Вейдер, или ещё каким-то другим?
- эпистемологии, которая изучает вопросы знания, вроде: "что такое знание, и как мы знаем то, что мы знаем, и какие бывают виды знания, и чем они отличаются". Конкретно, эта тема всплывает, когда мы сталкиваемся с утверждением верующего человека: "не знаю, существует ли Бог, но верю, что Бог существует". Потому что этот верующий утверждает, что разница тут огромная.

Приведем примеры:

1) я знаю, что я сейчас сижу и пишу этот текст. Источник этого знания - мои непосредственные ощущения и наблюдения за самим собой.

2) я знаю, что теорема Пифагора истинна. Источник - моё принятие, выбор аксиоматики Эвклида, и моё знание логики, что вместе позволяет мне доказать истинность теоремы Пифагора.

3) я знаю, что земля круглая. Сам я этого не видел, но видел картинки и слышал свидетельства очевидцев. Кроме того, ряд процессов в наблюдаемом мире не могут быть в существующей физической модели быть объяснены иначе, как через предположение, что земля круглая. Наконец, это предположение ничему не противоречит из того, что я наблюдаю в мире.

4) я знаю/верю, что Большая теорема Ферма истинна. В отличие от теоремы Пифагора, я сам не могу её доказать - но знаю, подобно как знаю про круглую Землю, что какие-то люди, затратив огромное количество времени и усилий, доказали истинность этой теоремы. У них через год нашли ошибку, и они ещё год после этого поправляли доказательство, чтобы исправить её. Людей, способных понять это доказательство, во всем мире очень мало; людей, способных найти в нём ту ошибку, ещё меньше. Тем не менее, я верю, что больше там ошибок нет, и поэтому знаю/верю, что теорема эта истинна - хотя и вынужден признать, что природа лично моего знания этого факта отличается от случаев 1), 2) и даже 3).

5) я верю, что Вселенная началась с Большого Взрыва. Это научная теория, но она отличается от 2) и 3) и 4) в том, что никто вообще не может проверить её истинность. Мы верим в её истинность потому, что она хорошо объясняет некоторые феномены наблюдаемого мира, и, кажется, ничему не противоречит. Поэтому мы говорим о *возможности* Большого Взрыва, и верим в эту рабочую гипотезу, хотя и не утверждаем, что Большой Взрыв "необходимо произошел во всех возможных мирах".

6) я поставил на число 13 в рулетке. Это означает, что я *верю*, что число 13 выпадет. Иными словами, я сделал ставку на то, что из множества возможных миров, лишь один из которых станет настоящим через несколько секунд, когда колесо остановится, истинным будет тот из 33-х (или сколько там у рулетки делений), в котором шарик остановится на 13, а я выиграю миллион. Если шарик остановится на 12, я окажусь в другом из возможных миров - в том, в котором я проиграю тысячу, и пойду домой с пустым кошельком. Тем не менее, я играю и верю - хотя и не имею никаких оснований для того, чтобы считать 13 более вероятным исходом, чем 12 или 21, и никто другой не имеет, если, конечно, игра честная.

7) я верю, что монетка, которую мой друг держит за спиной, находится в левой руке, а не в правой. Этот случай почти не отличается от 6), кроме одной важной детали - я не знаю, а мой друг *знает*, в какой руке он держит монетку. Таким образом, в зависимости от определения истинности, можно сказать, что моя вера ошибочна или верна - в зависимости от того, в какой именно руке монетка находится на самом деле. Но кто может сказать, ошибочна она или верна? Только мой друг, который один во всём мире владеет собственно знанием. Для всех остальных людей в мире моя вера сама по себе не может быть названа ошибочной или верной, она может быть названа только тем, чем я её называю - верой. Ещё одно важное отличие 7) и 6) - в том, что до остановки колеса рулетки никто вообще не знает заранее о том, где остановится шарик. Таким образом, у моего утверждения про число 13 нет никакой проверяемой истинности, она появится только тогда, когда весь мир сдвинется влево или вправо - когда из множества возможных миров только один станет актуальным.
Разметив таким предварительным образом пространство знания и веры, мы можем теперь с легкостью объяснить, откуда берется такое яростное, враждебное неприятие веры у многих в целом вполне адекватных атеистов. Когда я говорю "я верю в Бога", я делаю утверждение, которое в наших примерах наиболее близко к 6) и особенно 7), а атеист считает, что я утверждаю нечто вроде 1) и 2). Конечно, многие верующие тоже не задумываются об этой разнице, и тоже смутятся, если я спрошу их, как именно они верять/знают, что Бог есть. Скорее всего, средний верующий просто скажет "верю, и всё, чего тут думать". И он будет прав, что интересно - его вера, его религия не требуют от него "понимания" природы веры как феномена человеческого сознания, а требуют, главным образом, выполнения заповедей. А вот атеист, который хочет с чувством превосходства поругивать "веруна", не имеет таких оправданий, и должен, раз уж он претендует на знание и понимание, действительно знать и понимать, о чем говорит как он сам, так и верующий".

P.S.
alexakarpov излишнее усложняет. Вера означает признание некого утверждения истинным, независимо ни от каких доказательств. Вот и всё.